Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 332
Случайные фото:
Городские новости:

Шабаш на дауткомовской кухне

   До сих пор «Динабург вестник» пытался сторониться грязных разборок, не давал себя втягивать в пошлые дискуссии, тем самым отбивая всяческие потуги неких «соратников» по перу приобщить себя к дешевой стряпне, еженедельно готовящейся на грязной кухне «ДауТКома». Безнаказанность рождает вседозволенность. Легкие и регулярные движения коленкой так и не проняли «главную кухарку» «ДауТКома» — «мухи и котлеты» до сих пор продолжают идти одним «блюдом». Апогеем информационного «шабаша на кухне» стала статья прошлого номера «Бывший мэр бросил друга в беде». Дальше некуда! Трагическая смерть девушки послужила «материалом» для беспрецедентного обливания грязью и сведения непонятных счетов с людьми, ни сном ни духом не подозревающими о трагедии. Смолчать в подобной ситуации — значит «проглотить», уподобиться, занять одну нишу с людьми, не имеющими не только понятия о «некой» журналистской этике, но и зачатков элементарной совести.
карикатура din.lv
   
Контора пишет…
Трагедия случилась в испанском городе Малага: водитель грузовика сбил переходившую дорогу девушку. Семья оказалась в тяжелейшем положении: только на доставку погибшей дочери в Ригу требовалось более тысячи латов. Убитый горем отец девушки стал искать деньги и, как пишет газета «Сейчас», «обратился к горожанам, к предпринимателям — ко всем людям за материальной поддержкой. Но в первую очередь, конечно, к знакомым, к коллегам по работе…» Среди сослуживцев-полицейских числился и Рихард Эйгим. «К кому же, — восклицает газета, — как не к нему, депутату, лидеру пусть и местечковой, но партии, провозгласившей своим приоритетом работу на благо народа, обращаться в такой ситуации?!» Что пишет автор далее, вообще не поддается анализу: Эйгим помогает бабушкам и детям — маска лицемера, Эйгим не помогает — показывает «истинное лицо». И так, и так — плохой! В помощи Рихард Эйгим не отказывает, но на зов помощи не бежит — коту понятно, скряга.
    Целая статья с указанием имени погибшей дочери, фамилии бедного отца — без тени сострадания, тени уважения к чувствам попавших в страшную беду людей! Все и вся склоняется вперемежку с инсинуациями автора. Ничего святого! Беспредел, дно! Так низко в погоне за читателем еще никто не опускался.
    Все просто. Немножко перчику, щепотка слюней, мешок лапши, котел воды — блюдо готово! Читатели «Сейчас» уже «прикормлены» — слово «друг» в заголовке сражает напрочь: как же можно не помочь попавшему в такую беду другу!!
    Но и это не предел «кулинарного» творчества! Конец статьи дословно: «О других людях, помогавших семье… мы обязательно расскажем. А пока, как нам известно, вместе с Эйгимом в материальной помощи семье… отказали карьеристы Г. Немцов, С. Степанов и С. Кикусте». Как думает человек, не читающий перед завтраком дауткомовскую газету «Сейчас», возможно ли подобное в принципе? Опустим слово «карьерист», могла ли, например, депутат Сейма и просто мать Сармите Кикусте не откликнуться на такую просьбу? Ты, читатель, смог бы отказать, имея возможность?
    Г-жа Кикусте, равно как г-н Немцов и г-н Степанов, узнала о том, что отказали в помощи семье,  именно из газеты «Сейчас». Они-то тут при чем, спросит читатель, коль у «кого-то» свербит от Эйгима? А ни при чем. Чего не зацепить, так, походя. Контора пишет…
Независимость от правды
Журналисты «Динабург вестник», очумев от стряпни «ДауТКома», тут же, не откладывая, связались с отцом погибшей девушки. Мало того, что издатель «Миллиона» Григорий Немцов, дав соболезнование семье, обратился к читателям с просьбой о помощи и дал расчетный счет банка. Предпринял определенные шаги в нужном направлении и г-н Степанов. Сармите Кикусте, принимавшая бюджет в Риге, понятно, никак не могла знать о трагедии.
    Выразив соболезнование, извинившись перед отцом, газета объяснила дикость сложившейся вдруг ситуации.
    — Я сам в шоке! — перебил журналиста отец. — Никто со мной текст в газете не согласовывал. Ни г-же Кикусте, ни г-ну Степанову, ни г-ну Немцову я не звонил и помощи не просил. С Эйгимом разговаривал, да.
    — Г-н Эйгим ваш друг?
    — Нет, сослуживец. Когда-то работали в одной структуре: он — в городе, я — в районе. На него я обижен: другим ведь помогает.
    — Он ведь вам не отказал…
    — Мне срочно были нужны деньги. А он мне «потом»: занят…
    — Понятно. Расписали-то по-другому, еще и посторонних людей к делу приплели. Вы связались не с самыми порядочными журналистами…
    — Я не связывался. Связалась подруга моей погибшей дочери, меня лишь попросили сверить бегущую строку на ДауТКоме. А там уже начали спрашивать про Эйгима. Я в игры ДауТКома не играю, на что они там рассчитывали, не знаю, мне не до этого. Напишите, пожалуйста, в своей газете, как было. Извинитесь от моего имени перед людьми. Скорее всего, кому-то из них звонили сами «дауткомовцы». Мне очень жаль, что так случилось…
    До какой степени происходит заморозка мозгов на ДауТКоме после их «прочищения»? Суды с газетой «Сейчас» идут один за одним. Все можно понять: сделать подписку, поиграть в демократию перед выборами, но вовлечь в грязные игры семью, которую постигло такое горе?.. Не только в Даугавпилсе — в Риге Панкевич и его фирма уже давно стали притчей во языцех. Но даже в кошмарном сне не могло привидеться, на что способна газета «Сейчас». Министр юстиции Солвита Аболтиня, до кабинета которой уже докатился очередной грязный пасквиль, так прокомментировала собственное видение ситуации. «Оставим в покое родных, заметив только, что, отправляя детей на заработки за границу, родители просто обязаны страховать своих детей. Причем речь идет о копейках. Что касается газеты, то о какой-то этике в данном конкретном случае говорить не приходится. Начнем с того, что пожертвования частных лиц дело сугубо добровольное. Более того, как правило, частные лица и частные структуры такие вещи не афишируют. Помог, значит, смог. Все, что вокруг, — аморально. Или это уже вопрос вымогательства, что в правовом государстве недопустимо. Это травля, такие вещи уже решает суд! Каждый человек должен отвечать за свои слова. Это я говорю как юрист. Как политик я исхожу из того, что пресса должна быть независимой. Речь о профессионализме, а не о независимости от правды. Журналист должен иметь свободу в освещении тех вопросов, которые волнуют общество, иначе это уже не журналистика. Общественно значимых — именно в этом корень! Есть профессиональные союзы врачей, юристов. Все это профессии, от которых зависит жизнь людей. Журналистика — это уже четвертая власть. Есть вещи неподвластные закону, например, этика, либо она есть у человека, либо ее нет. Поэтому сами журналисты должны разработать «механизм очищения», дабы обезопасить себя от случайных в этой профессии людей. Безнаказанность — именно от нее все беды...»
Послесловие
Трудно возразить министру. Пресса должна быть независимой, должна быть разной, но почему дикой? Чем можно оправдать глумление журналистки газеты «Сейчас» над памятью дочери без того убитого горем человека? Воззвать к ее совести? Поздно. Уже не девочка. Журналистика
    — четвертая власть. Но ведь власть это не только права, но и ответственность. Если тебе делегированы обществом некие права и ты в силу своего таланта и возможностей способен влиять на какие-то процессы, отчего, спрашивается, обществу порой достаются одни помои? Задав планку «правильной» дозировки «правильной» информации, газета «Сейчас», при молчаливом согласии городской думы, просто растлевает сознание горожан. Приучает к мысли, что без ложки дерьма не сваришь каши! Кому, кроме Панкевича, интересен пресс-обзор, в котором «Наша Газета» плохая, «Динабург вестник» — вестник неправильный, «Миллион» вообще никакой и «только в газете «Сейчас» читатель найдет просто бли-ста-тельную подборку новостей…» О чем? О том, как г-н Панкевич подарил флаг школе? Как еще больше может полюбить поляков, если те за него проголосуют? О том, что в городе все хорошо, никто не ворует, пишутся проекты, идут инвестиции? Полно вещей положительных, хватает негатива, но как и откуда «ДауТКом» умудряется выхватывать то, чего в природе нет, просто непостижимо. Вовлекая по своему образу и подобию другие издания в «пляски на кухне», заменяя полноценную информацию
    дешевой похлебкой, кабельный монополист возводит пошлость, дурость, сплетни в подворотне в ранг нормы. В стремлении просто тявкать господа с ДауТкома даже не заметили, что власть в городе сменилась. Чиновники на глазах грабят, виноваты Немцов и Эйгим.
    Вполне возможно, что в очередном номере, как и обещала, газета «Сейчас» даст на всеобщее обозрение «других людей», хорошо, если с их разрешения, а то ведь просто опозорят. Может, себя ДауТКом вспомнит, чего не попиариться на горе? На сегодня мы имеем уголовное преследование за вмешательство в частную жизнь, ту самую, что гарантирована Латвийской Конституцией. Все четверо — Кикусте, Степанов, Немцов, Эйгим подают в суд!
    — Я не буду обращаться в суд о защите своей чести и достоинства, — сказал нашей газете Сергей Степанов. — Защищать честь и достоинство от какого-то ДауТКома просто глупо. Судиться — значит убеждать. Как можно убедить Альбину Давыденко и Марьяна Панкевича, для которых понятия чести и достоинства вещи абстрактные? Не имея в кармане нескольких тысяч евро, я пообещал звонившим (дауткомовцам. — прим. автора) помощь другого рода. Мне искренне жаль отца, ставшего заложником скучающих беспредельщиков из ДауТКома. Однако всему есть предел. Зло будет наказано.
Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Рассказ
Трое мальчуган и одна совсем крохотная девчушка ковыряются в песочнице. Наблюдать за ними, может показаться, одно удовольствие: не мелюзга — настоящие взрослые. Посреди города — разноцветный пластмассовый кубик. Это городская Дума. Проложенные кирпичом после дождя дороги паутиной охватывают песочный город. Гаражи, фыркающие автомобили, экскаваторы, дома, человечки — все по-настоящему, как у взрослых. Даже тазик с водой есть — это Стропское озеро.
Один из огольцов втыкает вдоль дорог прутики-деревца. «Неправильно», — подсказывает другой, ползет на коленках к товарищу и начинает «деревья» выдергивать. Затем, вытерев рукавом сопли, ломает прутики и ставит рядом с кубиком большую коробку, втыкает в нее трубку, символизирующую трубу. «Дурак: сначала надо добывать тепло!..» — объясняет он застывшему в изумлении озеленителю — и обратно, на коленках, ползет к Думе. Коробка с трубкой — это, видимо, Теплосети.
Даугавпилсская крепость (ул. Николая, 5)
Самым масштабным мероприятием этой недели в Даугавпилсе станет пятый Международный фестиваль исторической реконструкции «Динабург 1812». Два дня, 20 и 21 июля, с 11:00 здесь можно будет понаблюдать за тем, как проходили бои в начале июля 1812 года, потанцевать на балу в стиле ампир, побывать на рынке ремесленников и коллекционеров. Будут работать кафе и детские аттракционы.
Конец прошлой недели ознаменовался несколькими достойными событиями: снег шел не переставая, все время морозило, если бы не перебои с электричеством, хмурились в те праздничные дни, почитай, одни коммунальщики да врачи неотложек, народ же — гулял и ликовал! Если чего и не хватало избалованному зрелищами даугавпилсскому обывателю, так это небольшого, но политического скандальчика. И они грянули, сразу два в один день — настоящие, как крещенские морозы!