Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
Городские новости - Архив:
В конце прошлой недели в очередной раз было отложено слушание уголовного дела, возбужденного против журналиста газеты “СейЧас” Игоря Амельки по жалобе известнейшего во всей латгальской провинции юриста Дзинтры Николаенко. Суть претензии истца: защита чести и достоинства, на кои, словно сговорившись, уже не первый раз “посягают” даугавпилсские журналисты.
Встреча жителей Новых Строп с руководством города, которая прошла на прошлой неделе в актовом зале 4-й спецшколы, была полна эмоций и резких высказываний. И это понятно: начало строительства новой дороги на ул. Кримулдас, которое авторы проекта упорно называют “реконструкцией”, не принесло ничего, кроме проблем и головной боли.
Такой удручающей картины Стропской лесопарк, равно как и старожилы микрорайона, не видели со времен Второй мировой войны. Еще недавно тихая, неприметная, но величавая улица Кримулдас превращена в какой-то бастион. То там, то тут горы песка и щебенки, какие-то траншеи, горы спиленного молодняка и здоровенные пни. Пни выкорчеванных двухсотлетних сосен! Над всей этой разрухой, по другому назвать нельзя, завеса дыма от тлеющих кострищ сосновых веток. Что происходит в красивейшем и одном из наиболее любимых мест отдыха горожан? Как оказалось, ничего такого, чему сегодня можно бы удивиться: как всегда втихаря, самоуправление в рамках «заботы о горожанах» начало претворять в жизнь очередной “грандиознейший проект”, официальное название которому «Реконструкция улицы Кримулдас». Местный люд “немножко” переиначил проект года. неофициально затея века звучит так: «Latvijas ceļљ» — дорога в никуда».
Летит самолет над океаном. Все двигатели отказывают. Пилот — стюардессе: “Иди в салон и скажи что-нибудь, но чтоб без паники”. Стюардесса — пассажирам: “Господа! Производится учебная посадка на воду! Просьба не беспокоиться!”. Самолет падает и тонет... Всплывают двое, осмотрелись, один другому: “Слышь, я прикола не понял! Нас что, кинули?..»
Сразу несколько событий приключилось за прошедшие дни в нашем славном городе. Имеются в виду тихие снятия и назначения на муниципальных предприятиях, в общем — перестановка кадров, которые, как известно, решают все. Еще одно — эпохальное и, что славно, громкое назначение исполнительного директора Думы — ожидается аккурат сегодня. О том, кто это будет, «Динабург вестник»  писал не раз, но поскольку мэр города до сих пор держит личность «серого кардинала» в секрете, напоминать не будем — пусть данное назначение станет сюрпризом хотя бы для некоторых, то есть для «некоторых» наших депутатов, которые за него сегодня будут голосовать. Обо всем этом — в следующем номере. Сегодня о другом. И для начала озвучим тихое назначение. В день 7 ноября на должность директора ПЖКХ назначен Вячеслав Ширяков. Согласись, читатель, событие. Кто только ни «рулил» многострадальным предприятием, а воз и ныне там: жилой фонд на глазах рассыпается, деньги с жильцов аккуратно взимаются, но их нет. Ни на что нет! Кто знает, может, нынешний назначенец — именно тот, кто тронет с места этот воз? Разрешит, наконец, вселенского масштаба загадку, кто для кого создан: ПЖКХ для людей или для ПЖКХ — люди?
Несмотря на то, что столь важный вопрос как “Окончательный вариант Концепции развития теплоснабжения города”, в повестке дня заседания думы был заявлен в качестве дополнительного, за предложенный документ народные избранники проголосовали единогласно.
На прошлой неделе местные СМИ обратили внимание на совершенно не эпохальное городское событие — решение Латгальского окружного суда о выдаче обычного телевизора. Дело это, однако, по-своему знаковое. Предлагаем нашим читателям самим сделать выводы.
До сих пор «Динабург вестник» пытался сторониться грязных разборок, не давал себя втягивать в пошлые дискуссии, тем самым отбивая всяческие потуги неких «соратников» по перу приобщить себя к дешевой стряпне, еженедельно готовящейся на грязной кухне «ДауТКома». Безнаказанность рождает вседозволенность. Легкие и регулярные движения коленкой так и не проняли «главную кухарку» «ДауТКома» — «мухи и котлеты» до сих пор продолжают идти одним «блюдом». Апогеем информационного «шабаша на кухне» стала статья прошлого номера «Бывший мэр бросил друга в беде». Дальше некуда! Трагическая смерть девушки послужила «материалом» для беспрецедентного обливания грязью и сведения непонятных счетов с людьми, ни сном ни духом не подозревающими о трагедии. Смолчать в подобной ситуации — значит «проглотить», уподобиться, занять одну нишу с людьми, не имеющими не только понятия о «некой» журналистской этике, но и зачатков элементарной совести.
Критика — это прежде всего факты, это анализ, это конкретные фамилии и сопоставление фактов. В отличие от критиканства это работа ума. Критиканство — это в лучшем случае напор эмоций, в худшем — вытесняющая рассудительный анализ трепотня, демагогия на потребу невзыскательной, одурманенной публики. Критиканство кастрирует критику, как дешевая попса кастрирует добротную музыку. Задача журналиста, если он не подряжен на промывание мозгов, если он пытается быть независимым в своих суждениях и выводах, заключается в том, чтобы пробудить в этой самой публике ее собственные суждения и понудить ее, публику, делать свои собственные выводы. Лбом стену не прошибешь, даже если речь об абстрактной стенке, не важно кем, как и когда поставленной между журналистами вообще и читателями в частности. Данный материал рассчитан на людей, которые еще не разучились просто мыслить и просто сопоставлять. На людей, которым еще не все до фонаря, не все равно, что творится в их родном городе. Для тех, кто питает иллюзии, что в день выборов от него все-таки что-то зависело. Для тех, кому интересно знать, за кого его наша местная власть держит. Один маленький пример, без наворотив, ссылок на мудреные законы, так, просто рассуждения. Но с фамилиями и фактами.
«Я вас не понимаю, — говорит адвокат своему подзащитному. — Едва отбыв срок за кражу, вы идете и избиваете журналистку газеты. Женщину! Зачем же так?» «Видите ли, когда я украл тысячу долларов, эта стерва написала, что я украл их три! Из-за этого у меня были огромные неприятности с другой женщиной — моей женой…»